Наш адрес:
г. Москва, ул.Барклая д.8 (ТЦ "Горбушка")
Посмотрите нашу схему проезда

Email: atlas-motors@mail.ru


 
  Rambler's Top100

Полезные ресурсы:

 
Скутер
Suzuki Street Magic II
 
Цена: 1.400$
Пробег: км. , 0 г.в.
Мотоцикл
HONDA STEED 400
 
Цена: 2.700$
Пробег: 16600 км. , 1994 г.в.

ТЕРРА ИНКОГНИТА, или Россия их глазами

ИХ БЫЛО ТРОЕ. КОРРЕСПОНДЕНТ центрального Top Gear Питер Грунерт – обстоятельный, хоть и молодой, чернявый, со здоровым румянцем некурящего человека. Том Солт – самый невозмутимый фотограф в мире, английский дилер “Лексуса” – мелкий и шустрый пиарщик, человек-кошелек. Основная причина покатушек Lexus GS430 именно в Москве – парням по жизни не хватает экстрима. Поэтому экстремальные впечатления Питера о России, опубликованные в британском TG, мы разбавили своими словами. Питер Грунерт: “Одна из самых новых среди престижных марок мира встретила теплый прием у российских нуворишей. В течение двух лет Lexus планирует продать здесь столько же машин, сколько и в Анг-лии – на авторынке всего в четверть от на-шего! В этом году LS стал Представительским Автомобилем Года в России, а RX – самым продаваемым внедорожником в высшем сегменте рынка. «У нас недавно был клиент, который приехал из Сибири, чтобы купить сразу четыре машины, – рассказывает директор центра по продажам Леонтьев. – Он принес чемодан долларов, и с ним была охрана, вооруженная «калашниковыми»”. Вот оно! Здесь, в Москве, живут, как в горячей точке! Вот в какой опасной стране оказался отважный корреспондент! Но уже надо было куда-то ехать. Питер садится за руль, и GS плавно выкатывает на кольцевую. 8 мая. Пробка, бесконечные чадящие фуры, “вазовские” “шестерки” с мешками золотистого лука на верхнем багажнике, красочные немецкие надписи на бэушных рефрижераторах. Питер теряется – ему мешает левый руль, он не знает, в каком ряду ехать. Фотограф в поисках очередного кадра с “луковыми” “жигулями” буквально вываливается из окна, рискуя уронить фотоаппарат. Жизнерадостный пиарщик тычет пальцем в дорогие попутные иномарки. Внимательно наблюдая за моими англичанами, я вдруг понял, что для них все окружающее – не шутка. Они действительно попали в непривычную, экстремальную обстановку. Надо помочь людям найти правильный путь в этом азиатском хаосе. ПГ: “Моя единственная надежда появилась в лице Николая Ушанова, журналиста из русского издания Top Gear – одного из девяти автомобильных изданий на российском рынке. Он немногословен, особенно по-английски, но щедр на жесты. Он указывает нам в направлении района Жуковка на окраине города. Это родина новых русских, где даже у президента Путина есть своя dacha, как здесь называется загородная резиденция”. На самом деле в Жуковку я им ехать не предлагал. “Это стереотип, – говорил я им. – И вообще, вы что, хотите фотографировать заборы?” ПГ: “Дома построены в случайном и причудливом смешении архитектурных стилей. От броских, модернистских копий салона Lexus Business Car до уменьшенных аналогов собора Василия Блаженного. Одна из выложенных камнем громад привлекает внимание Ушанова. «Этот дом стоит $20 миллионов», – ворчит он. Визуально все строения объединяют 10-метровые стены вокруг каждого особняка с колючей проволокой по верху, с охраной в каждых воротах. Наш гид советует не фотографировать”. Ясное дело. Я что, самоубийца? Представляете себе реакцию охраны особняка, если к воротам подъедет Lexus последней модели, из него вылезет увешанный аппаратурой человек и начнет неторопливо, с достоинством щелкать затвором фотоаппарата? На фиг, на фиг! Но в Жуковку мы все-таки съездили не зря. Английских коллег просто потрясло местное изобилие Porsche Cayenne, Lexus LX470 и разного прочего автомобильного богатства. “У нас такого нет”, – крутят они носами. И все-таки их реакция на нашу жизнь веселит. Судя по тому, какой визуальный ряд поставил в журнале их дизайнер, Россия представляется англичанам чем-то арабско-тайваньским, с легким европейским налетом. “Как это называется?” – спрашивает Том Солт, указывая на хаотично расставленные вдоль 16-этажки “ракушки”, и достает из кофра драгоценный Hasselblad. Он снимает сверкающий Lexus на фоне ржавых “ракушек” Hassel’ем! Фу! А Том аж стонет от наслаждения. Выставляя машину перед объективом, они орут друг другу: “Keep in line” (“Ровнее!”), “A bit forward!” (“Немного вперед!”). Наши зашуганные граждане, услышав на улице непривычно громкую английскую речь, пугливо оборачиваются и стараются прибавить шагу. Мало ли что! На непонятный шум от соседнего подъезда к нам выдвигается местный колдырь. В майке, в трениках с отвисшим задом и пузырчатыми коленями, во вьетнамках – короче, типичный алконавт. Под сломанным носом болтается сигарета. Пошатываясь, он приближается к Питеру и беззастенчиво дергает его за рукав: “Слышь, братан! Чего это вы тут фотографируете?” Пахнуло перегаром. Слово “фотографируете” он тщательно выговаривал, наверное, с минуту. Питер улыбается, глядя на меня, не понимает, а Том уже тычет в лицо колдырю объективом. “Поговори с ним! Пожалуйста! – кричит он радостно мне. – Пускай он попозирует! Какой типаж! Какой колорит! Прекрасно!” “Кто они? Англичане? – любопытствует у меня фотографируемый и с удовольствием строит в камеру рожи. – А мне по фигу! Пусть мою морду сымут, пусть! Нате! Вот он, я!” Выпячи-вает грудь колесом, выставляет навстречу опасности подбородок. Еще немного, и кинется на амбразуру. Я засмотрелся на работу Тома и вдруг случайно заметил две застывшие в немом изумлении фигуры напротив витрины ларька на колесиках. “Это что?” – вытянул вперед руку Питер. “Ларек”, – ответил я. “Lariok! – повторил Питер и снова вытянул руку. – А это что, сигареты?” Показал на пачку “Примы”. “Сигареты не могут столько стоить! Если посчитать в фунтах – это же бесплатно! 5 рублей! 10 пенсов!!! Не захочешь – закуришь! Потрясающе!!!” ПГ: “Однако вокруг не только нищета. Рынки наполнены продуктами, и цены упали по сравнению с крайностями девяностых. Водка дешевая, а самая дешевая пачка сигарет стоит всего 10 пенсов. Главная артерия, ведущая к центру, 12-полосный Ленинский проспект, кажется самой быстрой и самой хаотичной в том отрезке, где много магазинов. Я напряженно пытаюсь уловить логику правил дорожного движения. Сзади мне сигналят за то, что пропускаю водителей с боковых улиц. Мы приехали в Москву, когда шли последние приготовления к большому параду в честь 60-й годовщины окончания Второй мировой войны, или Великой отечественной, как ее называют в России. Чтобы перекрыть центр города, в автобусах привезли 20 тысяч солдат внутренних войск, и танки в полной готовности уже занимают свои места. Кроме того, по краю Красной площади построены противовоздушные батареи”. Я так и не понял, где Питер углядел танки, 20 тысяч солдат и противовоздушные батареи. Наверное, оживил в своей памяти кинохронику и велел дизайнерам наковырять в Интернете заплесневелых фото прежних парадов на Красной площади. В общем, пошел на поводу у стереотипов, принятых в Англии по отношению к России. На развилке при съезде из Очаково на МКАД Том примечает огромный красочный плакат с советским солдатом, гвардейской ленточкой и крупной надписью “9 МАЯ”. Он приходит в восторг: “Ух ты!” Останавливаемся. От гаишной “десятки” к нам направляется милиционер. “Здравия желаю, господа хорошие! – приложил он руку к козырьку. Разговаривает он странно, приставляя к словам букву “б” в конце. – Здесь нельзя останавливаться, б!” Узнав, что это иностранцы и что они хотят сфотографировать плакат, милиционер улыбается, бормочет: “Сейчас, б!”, и властным жестом перекрывает движение. Снисходительно наблюдая за творческими ухищрениями Тома, начальник перекрестка понимающе кивает: “Англичане, б? Союзники, стало быть, б! Вот и ладно,б, вот и пусть себе снимают, б, им можно!” Но на этом наше общение с представителями власти не кончилось. Вечером, выезжая из гостиницы на ночную съемку, Питер забыл в номере документы. И свои, и на машину. Представляете? 11 часов вечера, 8 мая, Болотная площадь. Конечно, нас остановили – на улице пустота, и только наш одинокий ксенон приближается к дежурной гаишной машине. Ну, как не остановить? Сам Бог велел. ПГ: “Это всего лишь выборочная проверка. Требуют водительские права, страховку, визу, справку о регистрации. Как назло, один из документов остался в гостиничном номере. Привлекаем Николая, и после получасовых увещеваний его отпускают за 600 рублей (£12) мзды. Он пожимает плечами с видом «ничего не поделаешь» и объясняет, что средняя зарплата полицейского всего £1400 в год”. Ага! Как же, “его отпускают за 600 рублей!” “Ваши документы!” – инспектор наклонился через открытое окно к Питеру. Питер глупо улыбнулся и поведал мне, что забыл ВСЕ документы. Заслышав английскую речь, милиционер повеселел, сбил фуражку на затылок и плотоядно потер руки: “Гы! Иностранцы!” Обычно так себя ведут люди в предвкушении шашлыка. Я едва сдержался, чтобы не заржать. Сцена напоминала миниатюру Жванецкого. Помните? “За кулисами – крики и плач, кого-то понесли. Бригадир повеселел: а вот вам и покойничек!” Визу и справку о регистрации у Питера, конечно, никто не требовал. В своей машине инспектор пугает меня омоном, “обезьянником” и изъятием GS. Но потом за 50 долларов входит в наше положение. После удачного окончания приключения настала очередь повеселеть Питеру. И он ломанулся фотографировать Lexus у дверей казино “Шангри-Ла”. ПГ: “Мы начинаем отчаиваться. Комбинация бюрократии и паранойи до сих пор не дала нам запечатлеть новую Россию на пленке. Около часа ночи, в очередной раз повернув за угол, мы увидели рай на земле – «Шангри-Ла», или самое богатое и кричаще яркое казино Москвы. Возле него в герметичной стеклянной коробке выставлен напоказ один из самых больших призов, которые разыгрываются в прилегающем ультраэксклюзивном частном клубе XO, – Mercedes SLR McLaren за £313 645”. Вот так и кончился наш совместный день с представителями “матери” Би-Би-Си. Lexus GS зарекомендовал себя замечательно, но какой-то странный осадок остался. Иной раз хотелось сказать “зарубежным гостям”, что, мол, не так вы все понимаете, у нас тут... Да что “у нас тут”! Так оно и есть их глазами! Но порадовало одно, самое главное – мы одинаково без ума от драйва, от хорошего автомобиля и наши взгляды на технику, а также на то, как правильно делать автомобильный журнал, совпадают. Стало быть, не зря мы делаем русскую версию Top Gear!