Наш адрес:
г. Москва, ул.Барклая д.8 (ТЦ "Горбушка")
Посмотрите нашу схему проезда

Email: atlas-motors@mail.ru


 
  Rambler's Top100

Полезные ресурсы:

 
Мотоцикл
HONDA STEED 400
 
Цена: 2.700$
Пробег: 16600 км. , 1994 г.в.
Квадрацикл
POLARIS НА ЗАКАЗ
 
Цена: 6.000$
Пробег: км. , 0 г.в.

Петербург - Париж - Венеция - Петербург (часть 2)

По материалам книги Константина Шляхтинского "Мир из окна автомобиля"   VI Выехать из Парижа нам оказалось много трудней, чем из какого угодно другого города Европы... Наша спутница по слабости, вполне свойственной даме, произвела в Париже ряд интересных (для нее) закупок, в числе которых было несколько шляп, если не весом, то размером, во всяком случае, побольше наших шин 920X120, и все эти покупки, будучи уложены в нашу небольшую коляску, оставляли место сзади не для двух пассажиров, а разве для маленького котенка. Между тем четверым поместиться спереди - неудобно, так что пришлось с геройскими усилиями втиснуть означенную даму и Лебедева в груду коробок и основательно засыпать их сверху остальными пакетами. В таком виде автомобиль представлял из себя нечто вроде фургона для рассылки покупок из "Лувра" или нового большого магазина, а пассажиры утратили способность шевелиться и смотреть по сторонам. Решено было при первой остановке произвести коренную реформу в распределении багажа. Когда мы выбрались за город, было уже темно, мы зажгли керосинки, потом купили карбид (у нас был свой, но добраться до него можно было только к утру) и зажгли фары. Не старые скверные фары, а новые, великолепные "Alpha", которыми мы обзавелись в Париже... В Фонтенбло мы решили заночевать. Утром 16-го, автомобиль, ночевавший в крытом дворике, подвергся полной переделке. Мы вытащили все имевшееся в нем наружу и начали распределять все так, чтобы по возможности побольше прочных и грубых предметов укрепить снаружи. Это предприятие нам удалось вполне. Дорога была великолепна, настроение очень веселое и ехали мы довольно быстро, любуясь красивыми пейзажами... Результатом этого были две жертвы. Сперва мы раздавили курицу, а немного дальше - индюшку. Надо сказать, что это были наши единственные убийства за всю дорогу. Правил А.И. Ефрон и невинные жертвы лежат на его совести. Судьба, впрочем, отомстила за них в то же утро. Вокруг нас все время тянулись виноградники, где шла уборка винограда. В одном месте коричневая девица, стоявшая у самой дороги, схватила из корзины громадную кисть винограда и швырнула ее в нас не то в виде приношения, не то просто в шутку. Эта солидная кисть угодила вся в Ефрона, поцарапала ему лицо, залепила глаза едким кислым соком. Очевидно, это было возмездие за индюшку. Кстати сказать, сорта винограда, которые идут на вино, здесь были совершенно не съедобны, кислы и никакого соблазна не представляли... В Лионе нас ждала торжественная встреча, о которой мы были заранее предупреждены. Представители "Союза Спортивной Прессы" должны были собраться к четырем часам в кафе "Tonneau", но так как мы приехали в Лион в третьем часу дня, то времени впереди было еще много, и мы решили воспользоваться им и съездить на фабрику "Берлиэ", где у нас были кое-какие дела. Фабрика "Берлиэ" поразила нас своими грандиозными размерами и образцовым порядком. Мы никак не ожидали увидеть такое великолепие, особенно зная, что в 1898 году в деле было всего пять человек рабочих, число которых к нашему визиту уже превышало 1500 человек. Дело поставлено идеально хорошо. Благодаря любезности администрации, нам удалось сделать беглый обзор всей фабрики. Особенно заинтересовало нас оборудование испытательного отделения, где каждый мотор как новый, так и выходящий из ремонта проверяется на станке диаграммами и выходит с фабрики только тогда, когда от него будет получена вся требуемая теоретическими расчетами сила. Мы осмотрели громадную коллекцию шасси, приготовленных к выпуску и поражавших своей тщательной отделкой и солидностью. В заключение мы посетили отдельный завод, построенный специально для производства грузовиков, и, увидав, что время близится к четырем часам, мы помчались из Монилезира, где помещаются заводы "Берлиэ", в центр города к месту нашей встречи. Торжественность встречи, надо сознаться, превзошла все наши ожидания и даже нас немало переконфузила. Целая толпа народу во фраках и цилиндрах, приветственные речи, шампанское, торжественный обед, масса проездной публики и среди всего этого мы сами, грязные, ободранные, смущенные... Поэтому вскоре мы решили ехать дальше, чтобы избавиться от слишком почетного положения, которое нас не на шутку тяготило. Увы! Судьба нас избавила от него совсем нежелательным способом: мы распростились, потрясли дружески десятки рук, выслушали последние благожелания, толпа благоговейно расступилась перед нами и ... через три часа мы еще стояли на том же месте. Мотор не пошел, черт его знает почему, и все наши усилия оказались тщетны. Более глупого положения придумать было невозможно. Застряли мы среди узкой улицы в самом оживленном месте города, да еще на глазах всех представителей спортивной прессы и прочей публики. Позор! Позор! Хуже всего было то, что, когда все уже разошлись, справедливо рассудив, что нашего отъезда уже не дождаться, мотор ни с того, ни с сего вдруг пошел, и мы ринулись вперед с проклятиями. Причины такого каприза, единственного за всю нашу поездку, так и остались невыясненными. Как бы то ни было, сдвинувшись с места, мы заметили, что ехать дальше как будто бы и поздно, и мы решили остаться ночевать в Лионе... VII В тихий осенний вечер Ницца представляет из себя прелестную картинку, которой мы могли любоваться только проездом, потому что мы порядком устали и думали прежде всего о том, где бы поскорее устроиться для отдыха и ночлега... Наконец, когда мы решили, что нам все равно, где переночевать, мы очутились в очень хорошем отеле у самого моря с отличным гаражом и неизбежными декоративными пальмами на дворе и в крошечном палисадничке... В чудное солнечное утро мы вылезли на улицу, где царило полное оживление, съездили в банк получить деньги и направились в Ниццкий Автомобиль-Клуб, где были любезно приняты секретарем г-ном Крафт, который, конечно, знал многих наших спортсменов, особенно же нашего уважаемого председателя П.Н. Беляева. Поэтому г-н Крафт был вполне осведомлен о положении автомобилизма в России и очень им интересовался. Украсив его подписью наш дорожный журнал, мы отправились за покупками в великолепные гаражи-магазины, в изобилии разбросанные по Ницце. Кстати, нам предстояло обзавестись книжкой русско-итальянских разговоров, ввиду близкого въезда в Италию и весьма слабого знакомства всех нас с этим языком... Наконец мы выбрались из Ниццы и покатили по дивной дороге Ривьеры, так прославленной всеми автомобилистами. По счастью, мы приехали в "несезонное" время, и этих последних было очень мало. Потому что в разгар сезона проезжающие беспрерывно автомобили, помимо того, что пылью отравляют весь воздух, делают прогулку далеко не безопасной и отнимают значительную дозу удовольствия... Мы порядочно проголодались, когда добрались до Монако. Никакие красоты в мире не могут заменить даже скромного завтрака. Монако, как много в этом слове!.. Во времена "до-рулеточные" здесь жило тысячи четыре монегасков, полудиких людей, подвластных своему князю, что-то вроде маленькой Черногории, чудом уцелевшей среди крупных государств. В эту страну, поражавшую редкой красотой, прибыл свой Колумб - господин Блан, который гениально сумел создать на голых скалах сказочный город, сделать из него наиболее модное и элегантное место всей Европы, создал роскошные дворцы-отели, рестораны и театры, дал, наконец, князю деньги, двор, опереточное величие... Все приезжающие в Монако, конечно, устремляются в игорные залы, если не с тем, чтобы сорвать банк, то, во всяком случае, хоть полюбоваться на игру. Как ни странно, мы представляем исключение, хоть и не по нашей воле. Мы приехали прямо к зданию казино, вошли в контору и затеяли переговоры о впуске нас в святилище. Попадают туда не сразу. Надо предъявить свой паспорт или иной документ, удостоверяющий личность, и тогда выдается билет, годный лишь на этот день. Подданные князя не имеют права входа в казино... Итак, мы явились в контору, предъявили свои документы и получили право входа в святилище. Но, увы, попасть туда не пришлось. При входе нас остановили и довольно вежливо попросили предварительно переодеться. Наши грязные дорожные костюмы, особенно короткие штаны и гетры на ногах, оказались недопустимыми в изящное капище азарта. Мы в качестве знатных иностранцев бурно протестовали, но безуспешно. Вежливо, но твердо служащие отклонили наше ходатайство, и пришлось поневоле удалиться... Через час мы уже катили по шоссе, отряся прах с ног своих. Вот и граница Италии! Ее представляет глубокий овраг с перекинутым через него каменным мостом. Чиновники набрасываются на нас, но, ввиду нашего триптика, дело устраивается чрезвычайно быстро, только количество бензина, которое мы затруднялись определить, задержало нас... Наконец все наши формальности были благополучно закончены, и мы получили право прокатиться по Италии. Итальянская Ривьера делается все живописней по мере удаления от французской, население становится меньше, и природа от этого выигрывает. Дорога довольно широкая и хорошая, все время окаймлена с одной стороны каменным парапетом, с другой - скалами с пальмами, кактусами и бесконечным разнообразием деревьев и кустов, густо напудренных белой дорожной пылью... Когда близился уже вечер, мы остановились на ночлег в Порто Маурицио - одном из крупнейших городков итальянской Ривьеры. Утром мы проснулись деятельные и бодрые, быстро все было уложено, и автомобиль побежал по белой дороге... Но вот шоссе сменилось скверной грубой мостовой, вдоль дороги тянулись рельсы трамвая, целые вереницы огромных двухколесных телег загромождали дорогу. Мы в Генуе - первом настоящем городе Италии... Внутри город непривлекателен: мрачные дома, старинные, темные, заброшенные. Другие улицы слишком современные, шумные и пестрые... Мы проехали на почту, где нам выдали письма, несмотря на праздничный день. Потом поехали в громадный гараж, чтобы купить бензин и узнать, куда нам выезжать из города. В Генуе очень стесняет обязательство держаться левой стороны, с непривычки это довольно трудно. Хороши полицейские, разгуливающие парами с огромными булавами. Карты этой части пути, до Милана, у нас не было, и пришлось ехать ощупью, по городкам. Дорога была очень недурна, а быстро наступающий вечер - восхитителен. Мы проехали Тортону, взобрались довольно высоко в горы и наконец устроились ночевать в маленьком альбегро крошечного местечка Серавалле Скривиа... VII В Милане мы пробыли очень недолго. Ровно столько, чтобы покормиться, бегло осмотреть собор и площадь. Кроме этого, мы видали только улицы, по которым проехали, но нигде ничего примечательного не заметили. Выехав за город, мы очутились снова на большой дороге с мраморными столбами и побежали довольно быстро. У каждого городка при въезде нас встречала куча мальчишек, с криками предлагавших свои услуги по части указания пути. Мальчишки были чрезвычайно назойливы, они цеплялись за ремни, за шины, привешенные сзади, и грозили оборвать нам все наши багажи. Приходилось останавливаться и вступать с ними в открытые военные действия, что все-таки развлекало нас в скучной дороге. По счастью, дорога была непродолжительна. Всего 100 километров отделяли нас от Брешии, куда мы прибыли благополучно вечером и устроились ночевать... Венеция - La bella Venezia! Царица Адриатики! Сколько написано на эту тему! Сколько поэзии и риторики потрачено на прославление и восхваление знаменитого города! Из всего виденного нами в Венеции за наше, может быть, слишком краткое пребывание мы должны отметить только одно: полное разочарование во всех ее прелестях. После всего прочитанного и услышанного, наши собственные глаза отказались найти в Венеции эти прославленные красоты... Простому смертному, обыкновенному туристу Венеция должна принести разочарование. Надо думать, что просто восхищение Венецией - общее, обязательное всякому туристу занятие, и громадное большинство или попадает под гипноз и ахает, и дивится на совесть, или стыдится сознаться, что не нашло в Венеции ее красоты. Она, несомненно, была, но в ту эпоху, которую туристы не застали, когда все блестело роскошью, золотом, пестрыми красками... Тогда другое дело, а теперь - это затопленное водой кладбище, печальное и разрушающееся. Мы покинули "царицу Адриатики" без всякого сожаления, пробыв ровно столько времени, чтобы все осмотреть и не быть невежливыми. Грязноватый поезд перетащил нас через лужу и доставил в Местре, где наша коляска сидела взаперти. Мы выкатили ее во двор и произвели генеральную чистку и смазку всей машины, в чем она давно уже нуждалась. Около нас собралось, конечно, несколько любопытных автомобильных людей, в числе которых оказался один итальянский граф (фамилия которого утрачена для читателей), который показал нам маршрут дальнейшего пути на Мюнхен через Триент. Эта дорога оказалась очень хороша и, как говорили, неизмеримо лучше той, какую мы выбрали раньше сами... Провозившись довольно долго с автомобилем, мы, конечно, выехали поздновато. Из Местре мы свернули сразу направо, так что по старой нашей дороге не проехали и десяти шагов. Путь наш шел проселками, но по достоинству они были не хуже больших дорог, такое же шоссе, только менее широкое и менее изъезженное... Темнело очень быстро; мы поехали медленнее. Тут как раз попалась стройка какого-то трамвая, по дороге валялись рельсы, груды камней, песок, и вдруг дорога оказалась перегороженной совсем. Мы остановились в недоумении, к нам подбежал итальянский ободранный солдатик и пояснил, что это - австрийская граница. - Как! Уже? На это мы не рассчитывали. Мы зажгли фары, солдат пропустил нас без всяких разговоров. Проехали с версту и наткнулись на настоящую границу, первая оказалась только сторожевым пунктом. Здесь нам предстояло выправить все наши документы и проститься с Италией. Было уже поздно, и надлежащего чиновника на посту не нашлось. Мы отправились разыскивать его по всем трактирам местечка, которых, по счастью, было немного, так что наши поиски увенчались успехом довольно быстро. Чиновник оказался в статском, весьма потрепанный и пьяненький, что не помешало ему очень любезно и необыкновенно быстро исполнить все нужные формальности и выпустить нас в путь. Подумав немного, мы выдали чиновнику мзду, которую он принял беспрекословно и пожелал нам счастливого пути. Только что мы отъехали от него, как наткнулись на австрийскую таможню. Новая остановка. Австрийские чиновники в чистеньких мундирах были на своих местах, аккуратно и быстро отобрали наши бумаги, дали расписки, вручили огромный картонный номерной знак и отпустили с миром. В общем, обе эти таможни задержали нас ровно на пять минут. Если бы везде так было! По Австрии мы ехали очень немного, сразу обрели отель в городке Борго, у самого водопада какого-то горного ручья, громыхавшего всю ночь, что не помешало нам отлично выспаться... 25 сентября утром мы отправились менять оставшиеся у нас итальянские деньги... Народ здесь глупый. Автомобилей пугаются до странности, и, конечно, не животные, а люди, которые залезают в канавы, подымают крики, машут руками, в то время, как какая-нибудь лошадь или корова стоит себе, помахивая хвостом, и ухом не ведет. Особенно отличались бабы, выгонявшие коров из рощи или леса прямо на дорогу перед автомобилем. Несмотря на их усилия, мы однако никого не раздавили и благополучно прибыли в Боцен, где отлично позавтракали в очень хорошем отеле. Здесь встретилась коляска "Sag". Надо сказать, что вообще за все время поездки мы видели на дороге так мало автомобилей, что в среднем на день приходится по одному, и потому, конечно, на каждый обращали внимание... Пейзажи были замечательно красивы, с каждым поворотом дороги они раскрывались все шире и величественнее. Но вот внимание наше привлечено каким-то облачком пыли, бегущим наверху впереди нас. Это, несомненно, автомобиль и мы его нагоняем! Мы прибавили ходу и, действительно, обогнали маленький автомобиль-"собачку", которым правила какая-то дама. Дорога шла теперь по плоскогорью широкими зигзагами, мы ехали очень скоро и едва не поплатились за это. Больше на встречу с автомобилем мы не рассчитывали, так как за день видели уже два, но именно тут на нас вылетел из-за угла какой-то бешеный огромный автомобиль "4 baquets" - гоночного типа, который старательно срезал повороты по своей левой руке. Мы рванули в сторону и только благодаря тому, что не побоялись с размаху влететь в громадные кучи щебня, избегли катастрофы. И мы, и встречный автомобиль усердно затормозили, но останавливаться оба начали только когда уже разминовались и могли ехать дальше. Признаться, эта встреча очень подействовала нам на нервы, и не только этот день, но и следующий мы с опасением предвидели какой-нибудь инцидент. Безобразно быстрая езда приводит часто к катастрофам именно из-за срезывания углов, что является уже неизбежным. Мы могли проследить по следам этого автомобиля, что он срезал все повороты, и там, где это приходилось по левой стороне, без стеснения ехал по левой руке. Конечно, при таком соблюдении правил он рискует разбиться, но чем виноваты те, которые имеют несчастье попадать ему навстречу? Из всех правил движения автомобилей по дороге только одно необходимо, но его надо требовать со всей строгостью: это - держаться правой руки. Не успели мы опомниться от неприятной встречи, как перед нами появился такой мостик, что мы даже усомнились, вылезли из коляски и пошли его пощупать, точно ли это мост. Какое-то воздушное, легкое, поэтическое создание. Однако дорога шла положительно через него, вниз в глубокое ущелье спускаться не представляло возможности, и мы с опаской переползли через это сооружение, которое выдержало, конечно, нас очень легко. Немного отъехав дальше, мы очутились снова на границе. Австрия кончилась, начиналась Германия... IX Утром 28-го мы принялись за весьма трудную операцию: молотили карбид, который имелся у нас такими огромными кусками, что не было возможности наполнить генератор фонарей. Карбид, как известно, разбивается на куски с большими затруднениями, и нам пришлось немало провозиться над этой, в сущности, пустой задачей. Покончив с этим, купив бензину и просмотрев мотор, мы покинули Вейден, который не представляет из себя ничего интересного. Не успели мы отъехать от Вейдена, как начались предместья Лейпцига, и вскоре мы катили по красивым улицам огромного и роскошного города. В самом его центре полицейские чины выскочили на дорогу и, преградив нам путь, решительно потребовали остановки. Мы остановились, недоумевая, в чем собственно наша провинность. Начались длиннейшие переговоры. Выяснилось, что полицию испугал наш тройной гудок, или, вернее, дудка, в которую мы трубили иногда на помощь простому гудку. По словам полицейских, эта трехтонная дудка составляет прерогативу самого кайзера и мы обвинялись чуть ли не в оскорблении Величества. Нам стоило немалых трудов убедить ревностных служителей закона, что мы свершили сие преступление по наивности, без всякого злого умысла и клятвенно обещали не пользоваться столь привилегированным инструментом в пределах любезного Фатерланда. Нас отпустили с миром, оставив при нас нашу дудку, но сделав строжайшее внушение... Остаток пути по Германии мы сделали вполне благополучно и, миновав границу, очутились снова в России... X Утро воскресенья б октября было очень холодное и нам пришлось совершить все манипуляции для запускания мотора, переночевавшего на морозе... Проехав Гатчину, мы направились по Красносельскому шоссе, по которому и уезжали, рассчитывая, что выехавшие нам навстречу помнят это обстоятельство. Однако мы увидели Красное Село, въехали в него, проехали, а автомобилей все не видно. Но вот, спускаясь с красносельской горы к Лигову мы вдали завидели быстро приближающуюся точку. Сами прибавили хода, и перед нами вырос гоночный автомобиль "Бианки" с владельцем торгового дома "Победа" Ф.И. Танским у руля. Мы встали против друг друга и взаимные приветствия начались. Тотчас подъехали В.А. Михайлов на своем "Берлиэ" и A.M. Фокин, конечно, на ФИАТе, и другие. Тут же появился кинематограф, который впервые в Петербурге снимал автомобильное "событие"... После этого мы всем караваном направились было в город, но едва отъехали от места встречи, как встретили роскошный "Делонэ-Бельвиль" Товарищества Российско-Американской Резиновой Мануфактуры с г-ном Шульце. Новая остановка и обозрение шин, которые явно блестяще выдержали экзамен. Передние шины, те же что и при выезде, выглядят великолепно, почти без порезов. Наше же заявление, что мы их даже ни разу не подкачивали, было принято с большим удивлением. Побеседовав на эту тему, мы снова двинулись далее и около половины первого дня 6 октября въезжали во двор Российского Автомобильного Общества, где собралось еще несколько автомобилистов: П.Н. Беляев, А.В. Данилов, А.В. Дуке, П.И. Кревинг, Н.А. Большаков и др. Кинематограф снова испортил несколько метров пленки, и мы поднялись в зал собраний, где произнесли и выслушали несколько тостов, которые были запиты приличествующим случаю напитком. Наша поездка кончилась. При выезде 24 августа мы назначили свое возвращение на 8 октября, но выполнили всю намеченную программу к 6 октября, то есть с точностью до двух дней. Поездка наша, как видно, прошла изумительно удачно.   А. Нагель По материалам книги К. Шляхтинского "Мир из окна автомобиля"